Отзыв на «Эквилибриум»

Заинтересовалась премьерой театра «Балет Москва», так как отправной точкой для создания спектакля, «Эквилибриум», была заявлена социальная динамика и теория игр; что мне интуитивно подсказывало, что танцовщик будет иметь возможность принимать решения во время выступления. Кроме того, работа была определена как спектакль-игра для 8 танцовщиков и 100 зрителей. Интересно было степень участия зрителя в этой игре ощутить. Я посмотрела работу дважды, чтобы яснее понимать, что и как варьируется в спектакле.

Танцовщики не танцевали под музыку, они следовали друг за другом, по определенным хореографом (Томас Даниелис, Словакия/Австрия) правилам. Обсуждал ли автор с исполнителями условия игры, насколько он был открыт к предложениям и инициативе “снизу”? Танцовщики “текст” исполняли несколько по-разному, что очевидно отвечало задумке автора; но текст, как и ход спектакля, был однозначно предопределен. У танцовщиков не было выбора, они не могли повлиять на то, как развертываются события, и даже саботировать любое из заданных движений. Если в каком-то месте по ходу спектакля кому-то из них, либо всем, нужно упасть, то нужно упасть и всё, не упасть нельзя. Если кому-то выпала доля выделиться из толпы, то все его “девиантные” действия были строго и заведомо предписаны. Если тебе поручили нервно подергиваться в определенном месте (во времени и пространстве), то ты можешь слегка варьировать темп и амплитуду своего движения, но не подергиваться, именно в этот момент и именно в этом месте, ты не можешь. Присутствие телесное, и ментальное, в этом случае минимально во время выступления. В «Эквилибриуме» русло реки задано более чем определенно, исполнителям не остается ничего другого, как только плыть по течению.

«Эквилибриум» являет собой в большей степени процесс, нежели результат. Процесс был бы захватывающим, будь в нем место риску, открытости неизведанному. Подумалось, этот спектакль хорош, как тренировочный плацдарм, чтобы растанцеваться или войти в тело современного танца и прочувствовать как работу в группе, так и работу со временем и пространством.

Еще, что отметила:
– Световая инсталляция была впечатляющей (художник по свету: Томас Йелинек, Австрия). Запомнилось, как лучи света разрезали пространство, разделяя его то на треугольные, то на прямоугольные части.  
– Любовалась оба вечера Александрой Рудик. Танцовщица изысканно органична в заявленной автором эстетике. Её присутствие и качество движения абсолютно безупречны. Снимаю шляпу и низко кланяюсь!

Advertisements